Месть Ивара Бескостного

Месть Ивара БескостногоВ последнее время в прессе часто пишут о Скандинавии IX века. Даже в 1950-х годах, когда Кирк Дуглас (Kirk Douglas) снял свой совершенно бездарный фильм «Викинги», в котором были показаны пожары и мародерство, не говоря уже о Тони Кертисе (Tony Curtis), одетом в не имеющую ничего общего с историей кожаную безрукавку, самые популярные рассказы изображали Данию и Норвегию как государства эпохи Темных веков, как нации кровожадных воинов, питавших страсть к рогатым шлемам и пьяным поединкам в метании топоров. В свободное от обрядов поклонения языческим богам Асгарда время викинги плавали на своих галерах по рекам, грабя попадавшиеся им на пути монастыри, насилуя девственниц и доводя себя до состояния неистовства.

Между тем, с 1960-х годов — начало изменению взглядов на викингов положила публикация в 1962 году книги Питера Сойера (Peter Sawyer) под названием «Эпоха викингов» (The Age of the Vikings) — и до настоящего момента реабилитация этих племен практически завершилась. Сегодня ранняя эпоха викингов стала темой новой драмы на канале History Channel, а историки все чаще пишут о том, что викинги были торговцами и колонистами, а вовсе не насильниками и убийцами. Наконец-то достижения этих скандинавов были оценены по достоинству: они доплыли на своих кораблях до берегов Америки и создали шахматы с острова Льюиса, а некоторые современные ученые изображают их агентами экономического развития, жертвами многочисленных врагов и даже (как недавно заявили историки из Кембриджского университета) людьми, которые «скорее предпочитали ухаживать за собой, чем грабить» и всегда носили с собой специальную ушную ложечку, чтобы удалять излишки серы. Как писал археолог Фрэнсис Прайор (Francis Pryor), они «интегрировали в жизнь племен» и «присоединялись к правящим классам» в тех землях, которые завоевывали.

Разумеется, большая часть из этого — неизбежный ревизионизм. Викинги действительно создали цивилизацию, занимались разведением скота и умели работать с металлами. Но, как отмечает эксперт по Средневековью Джонатан Джарретт (Jonathan Jarrett), исторические материалы также доказывают, что они угоняли тысячи людей в рабство и вполне заслужили свою репутацию внушающих страх воинов и убийц. Они были жадными и непримиримыми противниками, и за несколько веков им удалось поставить несколько сильных и процветающих королевств (в том числе Англию англосаксов) на грань исчезновения. Более того, большую часть времени эти люди, разводившие скот и работавшие по металлу, занимались грабежами и насилием. Можно назвать своеобразным экономическим императивом то, что викинги, весной сеявшие зерно в бедную почву Норвегии, Оркни и северной Шотландии, на лето отправлялись грабить другие племена, а потом возвращались домой к началу сезона сбора урожая. Наконец, пишет Джарретт, ухоженность и жестокость нельзя назвать противоречащими друг другу качествами воина. Один из воинов викингов, убитых в битве при Стэмфорд-Бридже в 1066 году, получил прозвище Олаф Блестящий, и «эре, создавшей и прославившей Джеймса Бонда, нет необходимости объяснять, что человек может одновременно быть мужественным, хорошо одетым и патологически жестоким».

У историков, которые хотели доказать, что викинги были миролюбивыми и несправедливо оклеветанными племенами, всегда возникали проблемы, и главной из них была их склонность — по крайней мере, об этом говорится в сагах и хрониках — к кровавым ритуальным жертвоприношениям. Среди знаменитых жертв этой практики можно назвать имена саксонского короля Эдмунда Мученика, погибшего в 869 году, когда его привязали к дереву (как гласит хроника «Страдания святого Эдмунда» (Passio Sancti Eadmundi), избили кнутами, а затем использовали в качестве мишени для лучников, «пока его тело не было сплошь покрыто их стрелами, подобно иглам на спине ежа», и Эллы, короля Нортумбрии, которого, как гласят летописи, в 867 году постигла еще более страшная участь: над ним был совершен ритуал под названием «кровавый орел».

Вам не потребуется много времени, чтобы найти подробные описания казни под названием «кровавый орел». Как писали о нем Шэрон Тернер (Sharon Turner) в книге «История англосаксов» (History of the Anglo-Saxons) 1799 года или Д. М. Лаппенберг (J. M. Lappenberg) в «Истории Англии при англосаксонских королях» (History of England Under the Anglo-Saxon Kings) 1834 года, эта ритуальная казнь предполагала несколько стадий. Сначала предполагаемую жертву обездвиживали и клали лицом вниз, затем на его спине вырезался орел с расправленными крыльями. Затем ребра жертвы одно за другим отрубались топором от позвоночника, и кожа и кости выворачивались таким образом, чтобы на спине жертвы получались два «крыла». В этот момент жертва, как правило, еще была жива, чтобы испытать на себе действие того, что Тернер назвал «стимулирующим солончаком», когда соль буквально втиралась в ее гигантскую рану. После этого из тела жертвы вынимались легкие и развешивались на «крыльях», чтобы зрители могли увидеть их последнее предсмертное трепетание.

На протяжении большей части прошлого века историки, занимающиеся эпохой викингов, считали кровавого орла невероятно неприятным, но все же вполне реальным ритуалом. Как пишет влиятельный медиевист Д. М. Уоллес-Хэдрилл (J. M. Wallace-Hadrill), его жертвами могли стать не только Элла из Нортумбрии, но и Хальфдан, сын короля Норвегии Харальда Прекрасноволосого, и ирландский король Мэлгалай из Мунстера, а некоторые историки предполагают, что даже Эдмунда Мученика казнили именно таким образом.

Чтобы поместить все эти утверждения в контекст, стоит отметить, что все эти замученные короли умерли в конце IX или начале X века и что двое из них — Элла и Эдмунд — были убиты Иваром Бескостным, самым страшным викингом тех времен. В свою очередь, Ивар был сыном не менее печально известного Рагнара Лодброка, чье имя переводится как «Рагнар Мохнатые штаны». Многие считают, что Рагнар был тем самым викингом, который ограбил Париж в 845 году и — по крайней мере, так гласит «Сказание о сыновьях Рагнара» — в конце концов, погиб после кораблекрушения у берегов северного англосаксонского королевства Нортумбрии. Местный правитель поймал его и приказал убить, бросив в яму с гадюками.

Теперь, когда вы знаете эту историю, смерть Эллы уже не покажется вам такой бессмысленной, поскольку именно Элла был тем самым королем, который приказал убить Рагнара Лодброка. Вырезая кровавого орла на спине Эллы, Ивар мстил за убийство своего отца. Более того гнев этого викинга после смерти Рагнара может также объяснить появление Великой армии данов в Англии примерно в это же время. Поскольку именно эта армия и ее неистовство стали двигателем некоторых из важнейших эпизодов англосаксонской истории — не в последнюю очередь триумфа короля Альфреда Великого — неудивительно, что многие уважаемые ученые приняли историческую реальность того, что Партик Уормалд (Patrick Wormald) назвал «свирепым жертвенным ритуалом».

Пожалуй, самым выдающимся сторонником реальности кровавого орла был Альфред Смит (Alfred Smyth), ирландский ученый, занимавшийся историей скандинавских королей на Британских островах в 9 веке. Хотя Смит считал яму со змеями короля Эллы из Нортумбрии литературным вымыслом — довольно разумное заключение, должен сказать, учитывая то, насколько редко в Англии можно встретить ядовитых змей — он писал, что «довольно трудно поверить, что подробности этой кровавой расправы мог придумать средневековый норвежский летописец. Детали объясняют, как именно проходил ритуал кровавого орла [и]… тот факт, что слово «bloðorn» существовало в словаре древнескандинавского языка в качестве значимого термина, доказывает, что он являлся обрядовой формой убийства».

В доказательство своей мысли Смит цитирует «Сагу об оркнейцах» — исландскую сагу конца 12 века, в которой речь идет о ярлах Оркни и в которой еще один известный викинг по имени Ярл Торф-Эйнар вырезает кровавого орла на спине своего врага Хальфдана Длинноногого «вложив свой меч в дыру в спине, и отрубив все ребра от позвоночника до поясницы, и вынув наружу легкие». Смит далее пишет, что и Хальфдан, и Элла были жертвами, принесенными богам: «Жертва за победу была основой культа Одина».

То, что подобные утверждения могут вызвать споры, не удивит никого, кто занимается этим периодом истории. Источников, рассказывающих о мире скандинавов 9 и 10 веков крайне мало. Они, как правило, написаны гораздо позже и допускают различные интерпретации. Разумеется, заявления Смита относительно жертв кровавого орла можно попытаться опровергнуть. Алекс Вулф (Alex Woolf), автор новой книги по истории Шотландии периода, о котором идет речь в «Саге об оркнейцах», прямо заявляет, что эта сага — произведение художественной литературы, а не исторический документ, и что о судьбе Мэлгалая из Мунстера мы узнаем только из источников, написанных несколькими столетиями позже. В летописи под названием «Войны ирландцев с иностранцами» («Cogadh Gaedhel re Gallaibh»), написанной в 12 веке, сказано, что Мэлгалай умер в 859 году, «когда его спина разбилась о камень» — Смит настаивает, что этот акт предполагает ритуальное убийство, «напоминающее процедуру кровавого орла». Однако другая древняя ирландская хроника под названием «Летопись о четырех правителях» (Annals of the Four Masters) — в которой говорится, что Мэлгалая «скандинавы закидали камнями, прежде чем убить его» — также заслуживает доверия.

Таким образом, рассказы о кровавом орле в основном относятся к более позднему периоду — 12-13 векам, и зачастую они основаны на не слишком достоверных скандинавских и исландских сагах, которые были написаны поэтами и часто исполнялись долгими зимними вечерами, чтобы развлечь публику. Саги повествуют о великих историях, что делает их чрезвычайно соблазнительными для историков, вынужденных довольствоваться фрагментарными свидетельствами, сохранившимися с тех времен, но, поскольку их очень трудно увязать с данными современных хроник, сейчас они стали гораздо менее популярными, чем в тот период, когда они считались источниками серьезной истории. Более того, даже если вычеркнуть Хальфдана Длинноногого и Мэлгалая из списка жертв кровавого орла — и если мы отбросим совершенно бездоказательное заявление о том, что Эдмунда Мученика забросали топорами, а не стрелами (или, как гласит «Англосаксонская хроника», его просто убили в бою) — у нас остается только король Элла, который погиб в результате этого кровавого ритуала.

Теперь необходимо обратиться к работе, опубликованной Робертой Франк (Roberta Frank) примерно 30 лет назад в августовском номере English Historical Review. Франк, эксперт в области староанглийской и скандинавской литературы, работавшая в то время в университете Торонто, а теперь преподающая в Йельском университете, не только пишет о первоначальном источнике истории смерти короля Эллы, но и отмечает, что «от текста к тексту процедура кровавого орла меняется, становясь все более кровавой, языческой и подробной с каждым последующим веком». Она указывает на то, что самые первые источники — такие как летописец данов Саксо Грамматикус — «просто описывали вырезание — настолько глубоко, насколько это было возможно — изображения орла на спине Эллы. В «Саге об оркнейцах» описывается вырывание ребер и легких и говорится, что это было частью жертвоприношения богу Одину… В более позднем «Þáttr af Ragnars» рисуется подробная сенсационная картина событий… а к началу 19 века различные мотивы саг — вырезание орла, отрубание ребер, операции с легкими и натирание солью — были причудливым образом объединены, чтобы вызывать максимальный ужас».

как викинги хоронили мертвых

викинги какие они были

чем болели викинги