Викинги-берсерки и берсерки в обществе раннего средневековья

Викинги-берсерки и берсерки в обществе раннего средневековьяНеистовые воины-берсерки. Ber Sark в дохристианской Скандинавии означало «медвежья шкура», впрочем, то же означает и сейчас.

Современные поклонники культур кельтов, друидов, викингов или варваров обычно романтизируют древних воинов-берсерков. Обычно это не историки, а увлечённая «альтернативными» идеологиями молодёжь, поклонники фэнтэзи и «особенных» мальчишеских союзов.

В одиннадцатом веке в Норвегии берсерками называли мужчин, которые в определённое время превращались в «диких зверей». Их силы удваивались, они не ощущали боли. Все человеческое и сознание на время отступали. На время действия наркотика.

Физиологическая потребность человека изменять своё сознание объясняет стремление к освоению психотропных веществ. Очевидно, что в песках аравии и пустынных участках экваториальной зоны всякая растительность живёт бедно. Поэтому древние южане имели немного способов усыпить разум и делали упор на многостороннее развитие шаманизма, разгорячаясь суеверными страхами и защищая страхи же культом обрядности.

Северяне же вовсю могли пожинать эффект разросшегося в древней степи гашиша и галлюциногенных грибов — двух из трёх главных психотропных средств прошлого (грибы, гашиш, психофармакологические составы средневековых ведьм). В эпоху язычества, до принятия Скандинавией христианства, викинги обладали сверхъестественной силой, которой якобы наделил их верховный скандинавский бог Один. Саги отмечают, что в сражении они «бросались вперед без вооружения бешено, как волки, были сильны, как медведи или вепри, и убивали людей с одного удара, причем ни огонь, ни железо не могли поразить их». Это и называлось берсеркским неистовством. Отсюда возникло выражение «разъяренный, как берсерк».

Элементарно действие наркотика описывается так: «Впадая в состояние исступления, берсерки стучали зубами, ощущая сперва холод, у них менялся цвет лица. Затем наступала стадия бессмысленной ярости: берсерки кусали края своих щитов, нападали на каждого, не различая друзей и врагов. На смену этому состоянию, продолжавшемуся почти целый день, приходила слабость и апатия».

Но следует сказать, что воины-викинги принимали препарат скорее в терапевтических дозах, нежели берсерки как таковые. Сначала берсерков в чистом виде не существовало вовсе, ими стали «пошедшие по кривой дорожке» викинги, ставшие употреблять наркотики неконтролируемо и без нужды.

Нужно понимать, употребление стимуляторов древним воинам было необходимо. Во времена, когда пища давалась трудно и редко, дикий голод сводил с ума целые племена, возможно, только наркотики спасали общины от людоедства и убийств ради пищи «своих». Тем самым наркотики спасали эволюцию понятий семьи и общины, развивало и укрепляло мост перехода от животного типа сосуществования к человеческому.

Постоянные холод, боль, суеверный страх, голод, неизвестность, слабость и прочие «нечеловеческие» по современным меркам условия жизни дают нам возможность предположить практически полную несхожесть поведенческих типов и склада личности\тей наших предков с нами.

Викинги-берсерки, ставшие зверьми-наркоманами, позже осуждались, отвергались и изгонялись обществом. Можно подозревать, что общество максимально становилось «обществом» с наступлением лета, когда жизнь становилась легче. Многие люди в общине во времена не самых тяжёлых дней могли отказаться от наркотика, не имея к нему сильной зависимости. Кроме того, возможно, многие имели аллергические реакции или непереносимоть препарата. Да и постоянно-беременным женщинам, равно как и неповзрослевшим детям, вкус ко всему принимаемому ими диктовала природа. Неустановившийся вестибулярный аппарат младших подростков какое-то время берёг (?) их естественным путём от типичных обычаев племени.

Видимо, во времена благополучного течения жизни, общество максимально «очеловечивалось» и изгоняло яростных, приверженных только Последнему Богу, берсерков.

История и описания берсерков встречаются различные, часто даже у историков — идеализированные. Но нельзя не разделять викингов-берсерков и берсерков-«оборотней». Позже, даже в более цивилизованные времена, викинги-берсерки были доблестными наёмниками королевской армии. Можно провести параллель с препаратами, «кормящими» во время недавних исторических войн, армии многих европейских стран.

Викинги-берсерки стояли по краям пеших колонн и у бортов военных кораблей, под королевским знаменем, защищая живой непоколебимой, мягко говоря, стеной, воинов из знати. Правда, иногда викинги забывали, что, например, воюют не на суше, а на море, прыгали на несуществующего врага в море и тонули.

О более хулиганских формированиях: одно из исследований рассказывает о 12 братьях-берсерках, которые в припадке ярости могли «выворачивать огромные деревья и камни и даже убивать своих друзей».

Сага повествует о том, что Сигмунд и его сын превращались в волков и выли во время сражения, а в легенде о Хрольфе Краки берсерк превращался в медведя. Оборотни ассоциировались с волками, и берсерков нередко называли «волчья шкура». Хотя, несомненно, само слово berserkir изначально означало «медвежья шкура» (bear). Саги писали, нужно думать, сами идеологически-приверженные берсерки, или одурманенные сказочники.

Позже, в христианской Исландии, берсерки стали считаться разбойниками, извергами, саги изображали их бессмысленными задирами, достойными унижения.

В 1013 году в Норвегии берсерков официально приговорили к изгнанию. А в христианском своде законов Исландии 1123 года было записано: «Если кто пойдёт как берсеркер, будет он наказан тремя годами изгнания. Мужчины, которые с ними заодно, также будут изгнаны, если они ему не помешали».

Так в 12-м веке, своеобразным антинаркотическим пактом церковной власти, после трёхсотлетнего влияния на социальную и политическую жизнь викингов, навсегда исчезли берсерки, доблестные убийцы, люди-звери и воины.

какому богу поклонялись викинги

чем отличаются викинги от варягов

как викинги хоронили мертвых